Кристиан Тиссье. Интервью клубу "Кайван".

Кристиан Тиссье. Интервью клубу "Кайван".

Один из наиболее значимых мастеров айкидо современности, 8 дан, шихан, Кристиан Тиссье дал интервью нашему клубу. Делимся с вами...

Кристиан Тиссье. Интервью клубу "Кайван".
img

СМОТРЕТЬ ВИДЕО

Кристиан Тиссье. Интервью клубу "Кайван", Москва 2017 .

Интервью и перевод - Марина Семенова, ученица клуба "Кайван".

 Предлагаем вам полный транскрипт / перевод нашей беседы: 

 

МС: Спасибо за эту возможность поговорить с вами. Мы представляем клуб айкидо «Кайван». И мы только недавно начали заниматься под вашим руководством. Так что - несмотря на всю вашу известность и значимость в мире айкидо – для нас вы новый учитель. Поэтому начать хотелось бы как раз с темы учительства. Как вы считаете, насколько важна личность учителя при изучении айкидо?

 

КТ: Конечно важна! Я не буду останавливаться на том, что есть разные виды учителей. Например, шихан – это образец! Но даже если вы не шихан, но вы учитель, сэнсей, вы все равно в каких-то вопросах образец. И в этом смысле то, как вы преподаете, как вы ведете себя, как вы относитесь к людям и мотивируете их, крайне важно.

 

МС: Как вы считаете, влияет ли личность сэнсея, учителя, на развитие местной организации?

 

КТ: Конечно. Обычно ведь именно учитель определяет, в каком направлении идти, чем он хочет заниматься со своими учениками. И иногда ему приходится принимать решения, делать выбор. В т.ч. решения о смене стиля преподавания, а иногда и о смене учителя. Например, у меня очень много учеников, и некоторые занимаются годами и годами, а потом однажды решают отправиться в самостоятельное плавание или пойти заниматься куда-то еще. И это тоже нормально.

 

МС: ОК. Ну тогда расскажите нам немного о личности Кристиана Тиссье. Из ваших многочисленных интервью и показательных выступлений мы много знаем о Тиссье-айкидоке. Тиссье-человек – какой он? Например, что бы о вас сказали ваши близкие друзья?

 

КТ: Хмм, моя личность… я на самом деле очень простой человек. Все знакомы с моей техникой, такой, какой видят ее на татами. Но, конечно, у меня есть и другая, скрытая от посторонних глаз, часть моей жизни. Ну, на самом деле это не такой уж секрет… Я люблю бывать за городом. Люблю проводить время с моими внуками (у меня их трое), с моими собаками. Люблю гулять в лесу… И иногда мне кажется, что айкидо в моей жизни слишком много! Нет, конечно, практики не бывает слишком много, но эти занятия съедают очень много моего времени. Мне уже 66 и я мечтаю, что однажды у меня будет время и на другие занятия. Но это непросто, потому что по всему миру много групп айкидо, которые ждут меня. И тем не менее, в следующие несколько лет я бы хотел чуть больше времени для себя.

 

МС: И это правильно. Отличный план!

Но вернемся на татами. Ваша бывшая супруга в одном из своих интервью говорит, что как учитель вы чрезвычайно требовательны и возможно излишне строги. Согласны с такой оценкой?

 

КТ: Я был таким, да! Но теперь нет. Теперь нет… Когда вы еще только начинающий учитель, конечно, вам хочется как можно скорее добиться результата. А если вы занимаетесь с кем-то из близких: с женой, с сыном, с братом – то вы становитесь еще более требовательными, потому что хотите, чтобы они были идеальны. И, наверное, иногда это перебор! В этом нет необходимости. Потому что если люди хотят учиться – они будут учиться. С другой стороны, если ваши ученики хотят что-то взять от вас, то вы должны быть рядом, чтобы поделиться этим. Но я уверен, что дело не в строгости. Единственные, с кем нужно проявлять строгость, - это мы сами, потому что мы должен быть образцом и тогда другие люди будут поступать так же. Но нельзя быть слишком жестким с другими людьми, нет!

 

МС: Ну вчера вы определенно не показались нам излишне строгим…

А были в вашей истории случаи, когда вы отказывали ученику? Кого не будете учить принципиально?

 

КТ: Я никогда никому не отказывал. Никогда. Вы имеете в виду, отказывал ли я в обучении? Нет!

 

МС: А то как вы объясняете айкидо, зависит ли от того, к кому вы обращаетесь? Ну, например, вчера вы говорили о разных вещах: о физике – об осях и правильных углах; но вы говорили также и о правильном ощущении от техники. А для некоторых учеников было бы, возможно, лучше… понятнее, если бы вы углубились в метафизику потоков энергии. И все же: как это работает для вас? И как вы объясняете это другим ученикам?

 

КТ: Ну, обычно я все же говорю о технике. Об осях, о правильном отношении, об ощущениях и о коммуникации. Айкидо базируется на четких принципах, таких как коммуникация, экономичность, отношение: например, чистота и целостность – такого рода принципы. Вообще-то я совсем не философ. Я для этого недостаточно умен. Нет-нет, правда! Я знаком с потрясающе умными людьми. Но айкидо – это в первую очередь физическая практика. И в ходе этой физической практики вы можете получить некоторое количество информации для себя – для своего тела, но также и для своего ума. Как говорил один из великих сэнсеев, айкидо – это поиск чистоты; через движение. И вы стремитесь к чистоте движений, тренируясь со своим партнером, каким бы он ни был. Возможно, даже вы сталкиваетесь с проблемами. Но если вы стараетесь обогатить свою технику, несмотря на эти проблемы, прикладываете к этому усилия – это неизбежно скажется и на духовной стороне вопроса. Вы не сможете стремиться к чистоте на татами, а в обычной жизни быть кем-то другим.

 

МС: ОК. На самом деле вы уже начали отвечать на мой следующий вопрос, но я все же задам его. Вы считаете, практика айкидо влияет на человека в обычной жизни?

 

КТ: Конечно. Я считаю: должна влиять, да. Но в реальности получается, что иногда да, а иногда и нет. Как и со всем остальным. Я встречал очень одаренных молодых людей – когда я говорю «молодых», я имею в виду 20- или 30-летних – которые были очень талантливы в части техники. Но они слишком зацикливались на технике. … как бы это сказать? Слишком стремились к красоте исполнения. И забывали о своем партнере, о правильном отношении. Таким людям, как мне кажется, практика ничего больше не давала. На мой взгляд, это неправильно. Конечно, в первую очередь мы приходим в зал за техникой, а не за общением. Но так или иначе мы должны общаться! Коммуникация очень важна, ведь мы живем в мире коммуникации. И даже если это физическая, или боевая, коммуникация – это все равно общение. Когда вы только взглянули на что-то или на кого-то – это уже общение. Один из возможных видов коммуникации.

 

МС: Понятно, спасибо. Давайте снова вернемся к теме учительства. Сейчас по всему миру проходит множество семинаров под руководством японских преподавателей. И я знаю, вы затрагивали эту тему в других ваших интервью… Вы считаете, что подход японцев к объяснению айкидо меняется со временем? Или они остаются верны своим традициям? Возможно, вы сможете отметить кого-то из сэнсеев Хомбу за их технику или способ преподавания?

 

КТ: Японский способ преподавания очень отличается от нашего европейского. В Японии чаще всего учитель просто показывает технику, но не объясняет ее. Они считают, что техника должна таким образом «отложиться», накопиться. Думаю, это связано с тем, что педагогика в целом в Японии и на Западе очень различается. Однако мне кажется, что даже не в последние годы, а уже 30-40 лет назад японские мастера начали объяснять. Они стали задумываться о том, что они делают. Ну вы же не можете объяснить что-то, если сами не понимаете и не думаете об этом. Вы не можете просто сказать «я делаю так, потому что так всегда делали». Это лишено смысла. И сейчас все больше и больше молодых мастеров получает право голоса. В том смысле, что всегда же рядом есть учитель. И они смотрят на этого учителя и думают: если я сейчас скажу что-то, это может оказаться ошибочным. То же самое было со мной. Когда я был 5-6 даном, мне было 35 или 40, мне было крайне трудно сказать «я думаю, что это так». Сейчас ситуация совершенно иная. У меня 8 дан, я стал старше, получил статус шихана – стал вровень с другими шиханами, т.ч. возможно, у меня есть право озвучить другим то, что я думаю. Мы немножко отвлеклись от темы объяснения, но все равно… Иногда вы можете сказать «ОК, я имею право высказать свое мнение. А раньше был не вправе. Не достиг того уровня».

 

МС: Т.е. это больше про репутацию? Или все же про традиции и культуру?

 

КТ: Нет, это не репутация. Смотрите, если такой человек как Дошу дает вам высокое звание – наряду с другими людьми, такими как Миямото, Ясуно, Эндо, Секи и другими выдающимися шиханами – это потому, что он вам доверяет. Это огромная ответственность. Поэтому когда вы говорите что-то, вы должны продумать это заранее. И вы знаете, что говорите это потому, что вправе это сказать. В настоящий момент наиболее титулованный человек в мире айкидо – это Тада сэнсей, 9 дан. Пару недель назад я встречался с ним в Париже, мы ужинали вместе. И конечно, мне было невероятно интересно услышать, что он скажет. Но когда говорил я, я понимал, что и он меня слушает. А лет 30 назад, вероятно, не стал бы. Это, конечно, не совсем про обучение, но для меня это очень важно! Но давайте вернемся к японским учителям. Мне кажется, что сейчас они стали преподавать совсем по-другому. Иногда японские шиханы снова, и снова, и снова показывают вам технику, потому что они хотят, чтобы вы прочувствовали ее. Например, Миямото, выдающийся учитель, или Ясуно – они постоянно практикуют с людьми. Может быть Миямото не слишком вдается в объяснения. Но он будет работать с вами на тренировках, будет заниматься с каждым, чтобы вы поняли, что именно и как он делает. Понимаете? С другой стороны, на больших мероприятиях, таких как этот семинар, где присутствует 100, 200, 300 человек, иногда больше – ну вы же не сможете подойти позаниматься с каждым из них. Поэтому вы должны предложить им какое-то объяснение, какую-то логику. Потому что без логики нам, европейцам, как и африканцам или китайцам, очень сложно.

 

МС: Ну и наконец: считаете ли вы, что понимание японской культуры важно для изучения айкидо?

 

КТ: Нет.

 

МС: Я знаю, например, что вы говорите по-японски. А есть что-то в культуре или в истории этой страны, что вас интересует?

 

КТ: Конечно, мне интересна любая другая культура. И я прожил в Японии многие-многие годы. Я приехал туда в возрасте 18 лет. Можно считать, что я провел часть своего детства в Японии. Так что я естественным образом впитал японскую культуру, японские обычаи и способ восприятия. Но мне кажется, что айкидо должно быть более универсально. О’сэнсей хотел, чтобы айкидо превратилось в общемировую практику. Т.ч. вы не можете требовать, чтобы изучающие айкидо также знали японский язык или погружались в культуру. С другой стороны, обычно, когда вы чем-то увлекаетесь… ну, например, если вы любите танго, то, возможно, однажды захотите побывать в Аргентине. Как-то так… Или если вам нравится коррида, то, может быть, вы увлечетесь и еще чем-то испанским. Точно так же люди, занимающиеся айкидо, как правило, стараются узнать что-то еще о культуре Японии. Кто-то больше, кто-то меньше. Но это не является требованием.

 

МС: ОК. Большое вам спасибо за это интервью. И если у вас есть что сказать нашим ученикам, пожалуйста, поделитесь.

 

КТ: Я бы хотел сказать, что айкидо – это великолепная практика. Молодым людям я бы хотел пожелать тренироваться искренне и в полную силу. Но при этом заботиться о своем теле. Это очень важно! Вам нужно понять, что мы всего лишь люди. Не надо поступать как я – травмированные нога и плечо. Да, такую цену иногда приходится платить. Но… давайте будем себя беречь!

 

МС: Спасибо большое. С вами было очень приятно беседовать.

 

КТ: Да, мне тоже было приятно.


 

Москва, 14 мая 2017 года

Как только мы теряем возможность двигаться дальше, мы не должны напрягаться, это всего лишь означает, что мы подошли к концу одного действия, однако, какое–то другое действие должно начинаться в результате нашей остановки, и мы должны стараться не разрывать контакт. Отвечая на ваш вопрос о состоянии расслабленности, хочу отметить, что одна из задач будо — это победа над своим страхом.

Кристиан Тиссье

Сущность будо — это отсутствие открытых для атаки мест, «waki ga nai», что означает «никогда не оказываться открытым», это касается как наших движений, так и наших слов.

Кристиан Тиссье

Айкидо — эта боевая дисциплина, однако, это также искусство, и как только мы используем своё тело с этой точки зрения, мы должны работать над чистотой движений. Эстетика — это финальный результат такой работы.

Кристиан Тиссье

Когда вы попадаете в ситуацию, о которой можете сказать: "Если я проиграю здесь, я умру", тогда впервые проявится каждая унция вашей силы.

Годзо Сиода

Нет никаких запрещённых техник.

Годзо Сиода

В Айкидо атэми — это не только нанесение ударов руками или ногами. Любая часть тела может стать оружием, с помощью которого выполняется атэми.

Годзо Сиода